Яндекс.Метрика

Благотворительный фонд «Новый Иордан»

Это важно знать каждому кто любит Россию

Материал из книги православного писателя Юрия Юрьевича Воробьевского «Укриана». 

«Мировые языки» – это языки бывших империй. К их числу относятся: испанский, французский, русский, английский, китайский, индийский, арабский.

В качестве мирового русский язык способен выполнять функции государственного несравненно полнее, чем любой другой язык России. Он обслуживает сферу науки, образования, закона, идеологии и морали.

Главное преимущество русского  заключается в том, что он позволяет оперировать абстрактными категориями бытия: «действие» (глаголы), «качество» (имена прилагательные), «условие» (наречия), «материя» (имена существительные), «сущность» (абстрактные понятия), «количество» (имена числительные). На этом принципе построен словарь В.И. Даля, в котором каждое слово образует целую гроздь разных смысловых категорий. Таким образом в русском языке обеспечивается понятийно-операционная деятельность, необходимая для развития современной науки.

Богатейший словарный потенциал и гибкая грамматическая система позволяют выражать тончайшие оттенки смысла и адекватно передавать информацию предельной степени сложности. В других национальных языках РФ эта функция развита слабо и не
так системно.

Самый большой процент научных открытий и созданий инженерной мысли в двадцатом веке был сделан на русском и английском языках. Только они конкурировали друг с другом в области военных технологий и в фундаментальной науке. Именно поэтому и вторая функция государственного языка — обслуживать сферу образования — также может быть выполнена на русском гораздо качественнее, особенно в высшей школе. Язык, в котором не успела сложиться развёрнутая и стандартизированная научная терминология, на котором не издан необходимый объём научной и учебной литературы, не может эффективно использоваться для обучения.»

«Достаточно вспомнить переводные общественно-политические и информационные тексты в республиканских газетах на многих национальных языках — насыщенные русскими заимствованиями, с инородным для языка синтаксисом, с обилием семантических и фразеологических кальк. Характерным свойством подобных текстов оказывается их понятность (по крайней мере на уровне общего содержания) для русского читателя или слушателя, не имеющего ни малейшего представления о данном языке — и полная недоступность для носителей этого языка, не владеющих в достаточной мере русским. Бессмысленность подобного, чисто механического и фиктивного, «освоения» языком новых функциональных сфер достаточно очевидна».          

«Забавный и одновременно печальный пример из истории. Профессор С.П.Тимошенко, который в 1918 году оказался в Киеве, и был близок к созданной «Украинской академии Наук» свидетельствовал: «По статуту научные труды этой академии должны были печататься на украинском языке. Но на этом языке не существует ни науки, ни научной терминологии. Чтобы помочь делу, при академии была создана терминологическая комиссия и были выписаны из Галиции специалисты украинского языка, которые и занялись изготовлением научной терминологии. Брались термины из любого языка, кроме родственного русского, имевшего значительную научную литературу».

«Государственный язык создает единое правовое поле в общественном сознании той или иной страны. При переводе на другие языки совершенно избежать хотя бы некоторого искажения юридических текстов, особенно сложных административных и гражданских кодексов, не удается. Устранить различия в толковании законов во всех субъектах Федерации и произвести чёткую унификацию всей юридической базы страны — задача очень сложная даже для корпуса законов, написанных на одном языке, можно ли этого достичь при наличии в стране нескольких десятков государственных языков?»

«В те печальные годы, когда регионам предлагалось съесть столько суверенитета, сколько влезет, был составлен первый вариант Закона о языках народов РСФСР. В нём предусматривалась особая процедура формирования в центральных учреждениях России штата переводчиков с языков национальных меньшинств на русский язык. Предполагалось, что граждане будут вести переговоры с Москвой на своем этническом языке с помощью этих переводчиков. Показательно, что при внесении в конце 90-х годов поправок в |закон эти пункты исчезли. И не потому, что оппоненты выдвинули убедительные аргументы против подобных инициатив, а потому,что работы у нанятых людей не оказалось. Но ситуация меняется.»

 

Наш язык отступает

 

«Когда в 1958 году в СССР родителям было разрешено выбирать язык преподавания для своих детей, по всей стране количество национальных школ резко уменьшилось! Во второй половине 80-х годов прошлого века лишь 9% нерусского населения РСФСР обучались в национальной школе, и престиж такого обучения постоянно снижался. В последние годы существования СССР на русском языке говорило более 300 млн. человек и он прочно занимал второе место в мире по распространенности.

 После распада СССР около половины бывших граждан Советского Союза оказалось за границами Российской Федерации, и правительством РФ не было предпринято необходимых мер, чтобы их потомки овладели русским.

Проблема! Она решена в Белоруссии, где наравне с белорусским русский язык имеет статус государственного. В Казахстане, он может официально употребляться наравне с казахским в государственных организациях и органах самоуправления. Однако в других республиках все обстоит иначе.

В 2013 году в Киргизии русский язык утратил статус официального. В Молдавии ведётся затяжная дискуссия о придании русскому языку статуса государственного в законодательном порядке. В Таджикистане русский язык имеет статус языка межнационального общения. В Азербайджане его статус законодательно не регулируется. В Армении, Грузии и Узбекистане русскому отводится роль языка национального меньшинства. Закон о государственном языке Латвии исключает использование других, кроме латышского, языков практически во всех сферах жизни государства и общества. Закон Литовской Республики о государственном языке установил правила употребления литовского языка как единственного государственного. Русским язык не используется в государственных структурах. За несоблюдение закона применяются административные взыскания. В Эстонии закон о государственном языке также исключает применения русского. Он является иностранным и одним из языков национальных меньшинств.

Наконец, на Укриане статус государственного языка конституционно закреплён только за укрианским. Уже заметно, что это ведёт к деградации населения. Нечто подобное произошло в некоторых среднеазиатских республиках. Политическая элита там учит своих детей английскому. Она считает, что вошла в мировую Систему, нашла себе нового патрона и закрыла за собой языковую дверь в будущее. «Простой народ» при этом отлучается не только от культурных знаний, собранных на русском языке, но и от знаний технических.

Да, культурное падение уже происходит. А ведь деградация народа и его языка связана обычно с периодом оккупации. Думаю, Укриану надо рассматривать как временно оккупированную англоглобализмом страну. Впрочем, о России можно сказать то же самое…

Все названные нормативно-правовые акты по вопросам языковой политики противоречат Гаагским 1996 года и Ословским 1998 года рекомендациям ОБСЕ по языковым и образовательным правам нацменьшинств, Европейской хартии о региональных языках, Международному Пакту о гражданских и политических правах, Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и другим международным документам. Но правительство Российской Федерации ограничивается констатацией данной ситуации, не предпринимая никаких мер по её изменению. Да и как, скажите мне на милость, одна оккупированная страна может помочь другой?!

Выдавливание русского языка из бывших братских республик — факт почти свершившийся. Но отступление идёт и на территории РФ. И всё по закону! Всё с заботой о многонациональности нашего мононационального (по стандартам ООН и ЮНЕСКО) государства! В последнее время приняты республиканские законы, главный акцент в которых сделан на сохранение и развития языка той или иной титульной национальности. И вот что получается. Представьте себе татарина, родившегося в Калмыкии. Он хочет изучать свой родной язык, он должен изучать титульный язык республики, ему нужен английский и русский язык… Количество часов, отводимых на изучение русского в средней школе, не может не быть минимальным при подобной языковой ситуации. Это значит, доступ ко всем богатствам мировой культуры, возможный для нашего гипотетического татарина через «великая и могучая русская языка» (не через башкирский же!), утрачена. Резко снижается число выпускников средних школ, способных обучаться на русском языке в престижных ВУЗах (аэрокосмические, физико-математические, инженерные и др. факультеты)!

Не так давно доктора педагогических наук, архимандрита Георгия (Шестуна) попросили прочесть лекцию на тему «Гармония межнациональных отношений». Если уж говорить о таком музыкальном понятии, как гармония, сказал батюшка, для начала надо понимать, что является мелодией. Мелодия в нашей стране  — русская цивилизация. Лишь с помощью её инструментов и в первую очередь — русского языка — каждый может не только приобщиться к мировой культуре, но и «пропеть» своё родное, национальное, всему миру… Само устроение русского слова «язык» —я-зык, то есть идущий через меня голос (зык— зычный) — говорит о возможности именно через него поведать нечто миру.

Во время выступления отца Георгия головы в бараньих шапках, тюбетейках и т.п. в ответ кивали. Вроде соглашались П.Б.Струве в своё время писал о том же: «Гегемония русской культуры в России есть плод всего исторического развития нашей страны и факт совершенно естественный. Работа по её разрушению, постановка в один ряд с ней других, как равноценных, представляется колоссальной растратой исторической энергии населения, которая могла бы поити на дальнейший рост культуры».

Всё это грустно. Но, честно говоря, меня больше волнует языковое положение русских детей, ведь именно русский народ (владеющий родным языком) является государствообразующим.   Игры в «национальные» республики, где зачастую большинство населения является русским и которые при большевиках пришли на смену «безнациональным» губерниям, дорого нам обходятся.

Атака на русский язык очевидна. И его защита — это вопрос национальной безопасности.

С лингвистической точки зрения, смысл названных языковых законов подпадает под определение сепаратизма. «Все сепаратисты, ставящие целью отделить свой регион от большой страны и ослабить связи своего населения с большой нацией, всегда начинают с языка — политическими средствами сокращают сферу применения прежнего общего языка на своей территории, прекращают его преподавание в школах, иногда даже доходят до смены алфавита своего этнического языка».

Русский язык — лингвистическая скрепа государства Российского. И пока за него не будут бороться люди, сидящие в Кремле, я никогда не поверю, что они на самом деле отстаивают отечественные интересы… Иначе, как могло получиться, что в настоящее время более половины территории Российской Федерации — это территории республик, входящих в её состав, а значит, более половины территории РФ находится вне зоны действия русского языка!